Суть кластера состоит в обеспечении конкурентоспособности производимых товаров и услуг на основе глубокой интеграции родственных отраслей производства и обслуживающих их сфер на базе единой технологической цепочки: образовательных, научных, инжиниринговых, дизайнерских, маркетинговых  и других услуг. Подобное стратегическое направление в настоящее время используется почти во всех странах.

В Узбекистане научные исследования проб­лем кластеризации начались с 2000-х годов. В результате успешной реализации Стратегии действий по пяти приоритетным направлениям развития Республики Узбекистан в 2017-2021 годах и соответствующих постановлений Президента, направленных на развитие конкретных отраслей, за последние годы в стране значительно ускорился ход экономических и социальных реформ, наглядное отражение которых можно увидеть на примере формирующихся хлопково-текстильных, плодоовощных кластеров, а также и в других направлениях.

Такая структура, как кластер, представляет значительный интерес для дальнейшего успешного развития экономики, поэтому расширяется и круг исследователей проблем их развития.

Учитывая многогранность и межотраслевой характер процесса формирования и развития хлопково-текстильных и других кластеров, мы решили исследовать их деятельность с позиции маркетинговых концепций управления экономикой как субъектов текстильного рынка.

Как показывают итоги такого исследования, кластеризация охватывает комплекс важнейших факторов повышения конкурентоспособности экономики. Поэтому возникает много теоретических, методологических и практических проблем не только отраслевых и региональных, но и межотраслевого характера, которые требуют концентрации научных сил в самых разных направлениях фундаментальных и прикладных – экономических, технико-технологических, сельскохозяйственных.

Особо хочется констатировать тот факт, что первый хлопково-текстильный кластер созданный в Бухарской области под брендом «Bukhara Cotton Textile» возглавляется ученым.

 Профессор Гарвардского университета (США) Майкл Э. Портер с 80-х годов ХХ века исследовал опыт крупных и мелких компаний в более чем ста странах. Обобщив их успехи и неудачи в завоевании места в жесточайшей конкурентной среде на национальных и мировых рынках, он разработал теорию кластеров, изложив ее в книге «Конкуренция».

По определению автора, «Кластеры – это сконцентрированные по географическому признаку группы взаимосвязанных компаний, специализированных поставщиков ресурсов, поставщиков услуг, фирм в родственных отраслях, а также связанных с их деятельностью организаций (например, университетов, агентств по стандартизации, торговых объединений) в определенных отраслях, конкурирующих, но при этом ведущих совместную работу. Обеспечивая основу необычайного конкурентного успеха в отдельных областях бизнеса, кластеры выступают ярко выраженной особенностью любой национальной, региональной и даже столичной экономики».

В соответствии с постановлением Президента Республики Узбекистан «О мерах по ускоренному развитию текстильной и швейно-трикотажной промышленности» от 14 декабря 2017 года определена кластерная модель развития отрасли, основанная на интеграции всех этапов – от возделывания хлопка-сырца и процессов его первичной переработки до производства текстильной продукции с высокой добавленной стоимостью.

В 2018 году в Узбекистане функци­онировали 73 хлопково-текстильных кластера, которым переданы 621 627 гектаров земельной площади. Средняя земельная площадь кластера по республике составляла 8515 га.

Для формирования хлопково-текстильных кластеров в 2018 году выделено 1,2 трлн сумов, из них 31,9 процента – собственные средства самих предприятий, а 820 млрд – фонда Министерства финансов по поддержке сельского хозяйства. Начиная с 2018 года СП ООО «Bek Cluster», ООО «Khantex» и ООО «Oqqo`rg`on Agro Klaster» активно ведут новое строительство современных предприятий по первичной переработке хлопка-сырца, начали внедрять инновации в орошении и агротехнике.

В 2018 году урожайность хлопка-сырца с гектара в целом по кластерам составила 23,2 центнера с гектара, выход чис­того волокна из переработанной части урожая – 35,5 процента.

Кластеры вступили в фазу активного роста. Формируется парк техники: хлопкоуборочные машины, многопрофильные тракторы и другие средства, всего более 2500 единиц. Характерной особенностью является приглашение руководством некоторых кластеров в 2018 году 19 зарубежных ученых и специалистов.

Например, в «Bek Cluster» они оказали помощь в налаживании работы предприятия по производству трикотажных изделий под брендом «Wellfort», изучении и освоении требований евростандартов по производству швейно-трикотажных изделий, рекламному оформлению упаковок, освоению основ контроля за ходом выращивания сельхозкультур через спутники и в других направлениях.

Под кластерную модель производства по республике в 2019 году переданы 49,6 процента всей земельной площади, предназначенной под хлопчатник. Это очень весомый показатель, требующий глубокого изучения всей деятельности формирующихся кластеров.

По мнению исследователей на основе маркетинговой концепции управления, главной целью процесса формирования и развития всех видов кластеров, в том числе хлопково-текстильных, является создание современного производства, основанного на инновационной технологии, обеспечивающей качественное сырье и его переработку до уровня товаров с высокой добавленной стоимостью характеризующего бренд Узбекистана на местных и мировых рынках.

Достижение такой цели возможно лишь при наличии предприятий, имеющих современный конкурентоспособный потенциал и опыт работы на мировых рынках. С этих маркетинговых позиций мы изучили опыт работы одного из крупнейших кластеров – СП ООО «Bek Cluster» (Сырдарьин­ская область) с земельной площадью 29 тысяч гектаров. Нас прежде всего заинтересовал главный процесс – производство готовой продукции с высокой добавленной стоимостью и подготовка ее для экспорта в Европу. На предприятии, оснащенном современным оборудованием из Германии, Турции и Италии, трудятся более 1000 работников – в основном женщины. Здесь завершается процесс внедрения принципов управления всей системой производства на основе IT-технологий.

Маркетинговый подход к исследованию приобретает еще большую актуальность с установкой Президента в недавнем его выступлении по итогам поездки в Республику Каракалпакстан, где он сказал: «… надо находить рынок». В связи с этим деятельность «Wellfort» может стать наглядным примером. Предприятие имеет европейские сертификаты SEDEX, BSCI и ISO 9001:2015. Только в 2018 году осуществило экспорт готовых трикотажных изделий более чем на шесть миллионов долларов. Возглавляет его главный менеджер – маркетолог из Турции, заключивший договор на поставку трикотажных изделий с предприятиями Голландии. Согласно ему представитель покупателя непосредственно принимает товар на складе товаропроизводителя. Предприятие работает на основе евро­стандартов, включая и создание необходимых бытовых условий для сотрудников. Над моделями работают две дизайнерские группы, конкурирующие между собой.

Следует отметить, что созданные кластеры первый год завершили со значительными финансовыми издерж­ками. Причины: издержки роста, кадровые проблемы, неразвитый маркетинг, технологические и другие.

В результате исследования выяснились следующие риски при формировании хлопково-текстильных кластеров:

1. В действующих кластерах почти 80 процентов текстильных предприятий не выходили на мировые рынки с готовыми швейно-трикотажными изделиями. С точки зрения маркетинга и развития экспортного потенциала, это серьезный недостаток, поэтому при подборе ведущих головных предприятий следует практиковать механизм, учитывающий прежде всего опыт производства готовых швейно-трикотажных изделий и их экспорт.

2. В составе кластеров сейчас отсутствуют высшие учебные заведения республики, а этот подход противоречит теории кластера. Именно совместное участие в становлении кластеров предприятий и вузов должно стать главным фактором перехода на новый уровень качества образовательных и научных процессов.

3. Теория кластера применительно к нашим условиям требует нового подхода и к формированию свободных экономических и малых промышленных зон. Сейчас им просто выделяются земельные участки, подводятся коммуникации, а дальше без разбора размещаются предприятия по желанию собственников, что сказывается на эффективности их работы. Теория кластера с маркетинговой позиции показывает пути решения и данной проблемы на базе компании (кластера) «Готового продукта» или «Сервиса» в составе поставщиков ресурсов производства, комплектующих изделий, сервисных услуг, финансовых учреждений, фирм в сопутствующих отраслях и механизмов госуправления.

4. Развитие кластеров – прогрессивное направление, однако в условиях Узбекистана возникает следующая проблема – риски. Сегодня кластеры формируются с точки зрения маркетинга как «монополисты» в сельских районах, а там функционируют многочисленный малый бизнес и индивидуальные производители текстильных товаров. Через два-три года откуда они получат сырье, как будет дублироваться их деятельность с кластером? Поэтому сейчас по специальной программе совместно с Андижанским областным управлением Торгово-промышленной палаты изучаем мнение представителей малого бизнеса и кластеров по определению направлений их совмест­ной работы. Предлагаем три таких варианта, какой из них приемлем, покажут итоги проводимого анкетного опроса.

5. Как показывает опыт развитых стран, кластеризация экономики требует значительного усиления внимания отраслевых министерств и ведомств к использованию маркетинговых концепций управлений, формированию маркетинговых служб, а также Узбекской национальной ассоциации маркетологов.

В ходе проведения исследования был отмечен еще ряд факторов, способных сдерживать интенсивное развитие кластеров. Это нехватка специалистов, знающих современную технику и IT-технологии, возрастающая конкуренция на мировом рынке, а также необходимость практической помощи ученых-специалистов.

По-нашему мнению, сегодня практика кластеризации в республике намного опережает процесс научных исследований его проблем. Поэтому начатые изыскания вузами и ведомственными подразделениями министерств экономики и промышленности, сельского хозяйства и других требуют координации.Учитывая острую необходимость усиления фундаментальных межотраслевых теоретических и методологических проб­лем исследования процесса кластеризации экономики и ее отраслей, а также для их координации необходимо создание нового Института проблем кластеризации в составе РАН Узбекистана.

Ахмаджон Солиев, д.э.н., профессор.

Хумоюн Кодиров, докторант Наманганского инженерно-технологического института

Опубликовано в газете «Правда Востока» №224 от 6.11.19.